конспект лекций, вопросы к экзамену

Сергей Образцов и ГАЦТК. Новая система работы над кукольным спектаклем.

В начале XX века начинает действовать новый принцип: «Кукла развивает собственную знаковую систему». В этой системе человек может стать партнером куклы. Впервые в полной мере этот принцип проявился в России в творчестве Сергея Владимировича Образцова.

Историческая справка

В 1918 г. С. В. Образцов становится студентом Высших художественно-театральных мастерских (ВХУТЕМАС), Сю учеником А. Е. Архипова и В. А. Фаворского, но через несколько лет поступает в Музыкальную Студию Московского Художественного театра, и с 1922 года он, актер МХАТа-2, по- стигает тайны актерской профессии и режиссуры, играя рядом с Берсеневым, Гиацинтовой, Бирман. С середины 30-х гг. приоб- ретает известность как артист эстрады, создатель пародийного жанра «романсов с куклами». Объектом его пародий становилась пошлость, характерная для исполнения некоторых эстрадных актеров, и обывательское мещанство («Минуточка», «Мы только знакомы, как странно», «Налей бокал», «Мы сидели с тобой», «Хабанера» и др.). В 1931 году С. В. Образцов создал уникальный театр кукол и более шестидесяти лет был его бес- сменным руководителем. С.В. Образцов много сделал для разработки теории и ме- тодики театра кукол, определения его жанровых особенностей, изобретения новых систем кукол, вырастил и воспитал несколь- ко поколений блистательных актеров, режиссеров, сценографов, художников и драматургов театра кукол, которые и сегодня ра- ботают в сотнях театров нашей страны, в десятках стран мира. Актер-кукловод в спектаклях, поставленных С. В.Образцовым, являлся отнюдь не подсобной фигурой, приводящей в движение куклу, а творцом сценического образа. Применяя действенный анализ, метод физических действий, Образцов-режиссер убеж- дал в том, что сложный процесс создания актером художествен- ного образа имеет в театре кукол те же законы, что и в театре драматическом. В возбуждении фантазии участников постановки видел Образцов главную задачу. Режиссер стремился к тому, чтобы актеры размышляли не по поводу формы – кукол, ширмы, деко- раций, – а прежде всего, вокруг той жизненной среды, тех идей, той атмосферы, которую надлежало воссоздать в спектакле. 80 Сложная цепь внутренней жизни актера-кукольника в роли по всей своей структуре близка к тому состоянию, в котором находится актер драматического театра. Только в одном случае эта внутренняя жизнь выявляется в физических действиях само- го актера, в другом – она реализуется лишь его руками, осуще- ствляющими физические действия куклы. На протяжении двадцатого века театр кукол считается те- атром традиционно детским, но попытки ставить спектакли для взрослых совершаются практически с момента его появления. С 1930-х годов начинается самоидентификация театра ку- кол в области драматургии. Важно, что кукольная драматургия – не приравнивается к драматургии детской, «речь идет о дра- матургии театра кукол в целом. О тех пьесах, где герои не люди, а куклы».50 Деятелями театра предпринимаются попытки выяв- ления специфики драматургии для театра кукол. С. В. Образцов в своих размышлениях исходит из позиции куклы51 – оправданности ее в том или ином спектакле, пригод- ности пьесы для театра кукол. Для него важно – рассказать кон- кретную историю средствами театра кукол и вынести через эту историю мораль. В то же время С. В. Образцов делает акцент на необходимости иносказательного выражения в театре кукол: «Если оживление куклы призвано служить задаче иносказания, предельного обобщения, если оно производится не ради сюжет- ных коллизий, а ради того, чтобы показать жизненные явления в целях их осуждения или утверждения, то задача выполнена. <…> Если же она только имитированный человек, имитирован- ное живое существо, она не кукла, она – движущийся экспонат 50 Голдовский Б. П. История драматургии театра кукол. – С.7. 51 Театр Образцова ассоциируется, прежде всего, с тростевыми куклами, хотя тростевые куклы существовали и раньше. 81 музея восковых фигур»52, и далее: «… кукла – не имитация жи- вого существа (все равно – человек это или собака), а предельно собирательный образ, типизированный до степени иносказа- ния»53 . В. М. Штейн, режиссер, работавший некоторое время в ГЦТК и потому близко знавший художественные способы рабо- ты над спектаклем, писал: «Основной принцип театра Образцо- ва – иносказание. Иносказание – это басня, которая должна за- вершаться моралью. Но это лишь тридцать сантиметров из того километра, которым является кукольный театр. Куда большую, чем иносказание, часть занимает притча. Исследование мате- риала с точки зрения притчи и есть для меня кукольное мышле- ние. Притча – это когда решение спектакля может быть перене- сено на пограничное сочетание правды и неправды, историче- ского и фантастического, сознательного преувеличения и фан- тастического реализма, когда герой в порыве любви может по- настоящему летать…»54 . К 1950-м годам в области постановок спектаклей для взрослых преобладали развлекательные, пародийные представ- ления. В ГЦТК уже в 1946 году состоялась премьера легендар- ного спектакля «Необыкновенный концерт», который по сей день не сходит со сцены, несколько позже появились и другие «взрослые» спектакли: «Под шорох твоих ресниц» (1949 г.), «2:0 в нашу пользу» (1950 г.), «Чертова мельница» (1953 г.), «Дело о разводе» (1954 г.), в 1961 году состоялась премьера «Божественной комедии» И. Штока. Система режиссерской, актерской работы изложена С. В.Образцовым в его книгах «Актер с куклой» (1938 г.), «Моя профессия» (1950 г.), «Всю жизнь я играю в куклы» (1983)

20.09.2018; 08:00
просмотров: 81